Станции радарного слежения

Что касается прямого управления военными объектами, то ’’Рэйдио Корп.” обеспечивает работу для армии США, системы раннего противоракетного предупреждения в Арктике, системы запуска ракет с мыса Канаверал, навигационной системы ВМС в Кариб ском море, сети стратегической связи на Аляске и т.д. Таким образом, будучи частью производственного базиса милитаризма и сращиваясь с бур­жуазным государством, транснациональные корпорации становятся и не­посредственной частью военной машины.

Сращивание с государством выступает и как самостоятельная функ­ция ТНК в ВПК, ибо они используются военными кругами для давления на другие звенья госаппарата при разработке и осуществлении политиче­ского курса отдельных капиталистических государств и их военных бло­ков. Инструментарий такого давления в принципе не отличается от лобби­рования монополиями государственных органов вообще, но есть и свои особенности. Так, здесь повышенное распространение имеют привлечение правительственных чиновников в акционеры военных корпораций и пер­сональная ротация между бизнесом и госмашиной. Военное лобби обычно назойливее, ибо оно спекулирует на патриотизме, ’’внешней угрозе”.В частности, за 1983 — 1985 гг. из министерства обороны в военно промышленные корпорации перешли 2240 чиновников. Заместитель мини­стра обороны по научнотехнической работе Р. Делоэр, отвечавший в Пен­тагоне за создание новых систем оружия, сел в кресло вицепрезидента фирмы ТРВ32. Более того, 20 крупнейших военных подрядчиков Пентаго­на удвоили сумму своих взносов в казну республиканской партии; функ­ционирует совместный консультативный комитет, объединяющий Пента­гон и отраслевые ассоциации военнопромышленников, связи между ними идут через ультраправые организации.

Дата: 23 января 2013